Виктор Гюго: “милость к падшим…”

Книги

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Если Дюма – это наша юность, то Виктор Гюго – несокрушимая молодость и вера в идеалы! Виктор Гюго – совесть французской литературы, певец его дна, клошаров, отверженных и жан вальжанов!

За одних только "Отверженных", этого гимна состраданию, жалости к малым сим, Гюго надо поставить памятник.

Жан Вальжан – имя нарицательное. А Козетта?

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Чем-то Козетта, жалость к ней превышает все мыслимые пределы, с детства или с того момента, как мы открываем страницы романа Гюго, напоминает Оливера Твиста.

Да, тут два писателя, словно пытаются выжать из читателя побольше слез и сострадания.

Но ведь сентементализм, замешанный на романтизме и гуманизме, воспитал ни одно поколения порядочных людей.

Читатель, сочувтствующий Оливеру и Козетте, вряд ли способен на подлость. Хотя может это и заблуждение, свойственное всем гуманитариям?

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Но Гюго, "Отверженных" надо, просто необходимо, читать всем, чтобы не одичать в этом безжалостном и безумном мире.

А теперь для сравнения: человеку, собственно говоря, Жану Вальжану, укравшему батон хлеба, чтобы прокормить сестру, дали пять лет каторги!

А что у нас? Человек укравший – почти норма жизни. Много укравший герой. О нем снимают фильмы и сериалы, песни поют!

А Гюго "милость к падшим призывал".

Вот маленький шедевр Гюго в переводе соперника Пушкина – Бенедиктова:

НЕ ОБВИНЯЙ ЕЕ

Нет! Падшей женщины не порицай открыто!

Кто ведает весь груз ее земного быта?

Кто ведает число ее голодных дней?

Печальных опытов кто не бывал свидетель,

Как вихрь несчастия колеблет добродетель

И как несчастная вотще стремится к ней?

На ветке дерева так капля дождевая

Блестит, на ней держась и небо отражая,

Но ветку покачнут – и капля сорвалась,

Читайте также:  Что внутри рисованной энциклопедии Муми-троллей?

И – до паденья – перл, она с паденьем – грязь.

Виновен ты, богач, виновны мы и злато.

Та капля чистая, небесная когда-то,

В грязи сохранена, – и, чтоб явилась вновь,

От праха отделясь, приняв свой вид хрустальный,

Она, блестящая, в красе первоначальной-

Тут нужен солнца луч, там надобна – любовь.

<1840>

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Для меня Жан Вальжан – это, конечно, Габен. Как Эсмеральда в "Соборе парижской Богоматери" – Джина Лоллобриджида. А Квазимодо несомненно – Этнони Куинн.

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Энтони Куинн – фантастический актерище, снимавшийся у Феллини в "Дороге", непревзойденный типаж чудовища с нежной, ранимой по-детски душой.

Русская классика по-разному оценила таланта Гюго. Пушкин считал, что произведения Гюго "блестящие, хотя и натянутые". А вот Достоевский восторгался им:

"Однако ж, нападки и насмешки давно исчезли, а имя Виктора Гюго не умирает, и недавно, с лишком тридцать лет спустя после появления его романа «Notre-Dame de Paris» («Собор Парижской Богоматери»), явились «Les Misérables» («Отверженные»), роман, в котором великий поэт и гражданин выказал столько таланта, выразил основную мысль своей поэзии в такой художественной полноте, что весь свет облетело его произведение, все прочли его, и чарующее впечатление романа полное и всеобщее".

Виктор Гюго: "милость к падшим..."

Не уверен, что это формулировка Федора Михайловича, как говорится, актуальна сегодня (ненавижу это слово!), как и сто пятьдесят лет тому назад.

Но без Гюго человек обречен превратится обратно в обезьяну.

26 февраля 1802 года родился гений.

Имя ему Виктор Мари Гюго.

Источник

Об авторе
Об авторе
Давно пишу статьи в журналах на разные тематики. Во время карантина захотела поделиться своим экспертным мнением для более полезного времяпровождения дома. Отдыхайте вместе со мной.
Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий