«Ве­ли­ко­леп­но бе­з­о­браз­на». А сводила с ума великого писателя

Книги

«Ве­ли­ко­леп­но бе­з­о­браз­на». А сводила с ума великого писателя

Чув­ст­ва Тур­ге­не­ва к По­ли­не Ви­ар­до (1821-1910) — свое­об­раз­ная каль­ка с ис­то­рии люб­ви Пе­т­рар­ки к Ла­у­ре. Пи­са­тель меч­тал о за­му­ж­ней да­ме 40 лет. Но в от­ли­чие от Пе­т­рар­ки, он не был влюб­лен сле­по и пре­кра­с­но по­ни­мал, что его му­за не­кра­си­ва. В од­ном из пи­сем дру­гу 38-лет­ний Тур­ге­нев пи­сал: «Как ог­ля­нусь на свою про­шед­шую жизнь, я, ка­жет­ся, боль­ше ни­че­го не де­лал, как го­нял­ся за глу­по­стя­ми. Дон Ки­хот, по край­ней ме­ре, ве­рил в кра­со­ту сво­ей Дуль­си­неи, а на­ше­го вре­ме­ни Дон Ки­хо­ты и ви­дят, что их Дуль­си­нея — урод, а все бе­гут за нею».

Ес­ли так оце­ни­вал внеш­ность По­ли­ны Ви­ар­до влюб­лен­ный в нее муж­чи­на, то что го­во­рить о со­в­ре­мен­ни­ках, не от­ра­в­лен­ных чув­ст­вом! По­эт Ген­рих Гей­не срав­ни­вал ее с пей­за­жем, од­но­вре­мен­но чу­до­вищ­ным и эк­зо­ти­ч­ным. Не­кий ху­до­ж­ник той эпо­хи на­звал По­ли­ну «же­с­то­ко не­кра­си­вой». Дру­гой эс­тет вы­ра­зил­ся еще бо­лее ем­ко: «Ве­ли­ко­леп­но бе­з­о­браз­на!» В это еди­но­ду­шие тру­д­но по­ве­рить, гля­дя на порт­рет По­ли­ны Ви­ар­до: са­лон­ная да­ма с вы­ра­зи­тель­ны­ми чер­та­ми ли­ца — от­ку­да они взя­ли уро­ди­ну? Но порт­ре­ти­стам свой­ст­вен­но при­ук­ра­ши­вать внеш­ность за­каз­чи­ков, в ре­аль­но­сти Ви­ар­до бы­ла су­ту­ла, с круп­ны­ми, поч­ти муж­ски­ми чер­та­ми ли­ца, вы­пу­к­лы­ми гла­за­ми и ог­ром­ным ртом. И тем не ме­нее свет ее бу­к­валь­но бо­го­тво­рил!

Бли­жай­шая под­ру­га Ви­ар­до — пи­са­тель­ни­ца Жорж Санд, на­пи­са­ла с нее Кон­су­э­ло; ком­по­зи­тор Фе­ренц Лист по­чи­тал за удо­воль­ст­вие да­вать ей уро­ки фор­те­пи­ан­ной иг­ры; пе­ред ней пре­кло­нял­ся сам Шо­пен, вос­хи­ща­ясь ее пе­ни­ем и му­зы­кой (со­чи­ня­ла са­ма); пи­са­тель Альф­ред де Мюс­се влю­бил­ся в По­ли­ну, ко­г­да она бы­ла еще юной, и так и не про­стил ей от­каз; ей по­свя­ща­ли сти­хи и опе­ры. Что де­ла­ло эту ис­пан­ку (она ро­ди­лась в се­мье ис­пан­ских ар­ти­стов) та­кой при­тя­га­тель­ной для ис­ку­шен­но­го ок­ру­же­ния?

От­тал­ки­ва­ю­щая внеш­ность По­ли­ны Ви­ар­до пе­ро­б­ра­жа­лась чу­де­с­ным об­ра­зом, ко­г­да она на­чи­на­ла петь. Кри­вое зер­ка­ло рас­сы­па­лось, яв­ляя жен­ское со­вер­шен­ст­во. Го­во­рят, «Со­ло­вей» Алябь­е­ва в ее ис­по­л­не­нии пе­ре­во­ра­чи­вал ду­шу. Она вы­сту­па­ла поч­ти во всех ев­ро­пей­ских сто­ли­цах. Осо­бен­но про­сла­ви­лась пе­тер­бург­ски­ми се­зо­на­ми. Во вре­мя та­ко­го сце­ни­че­с­ко­го пре­об­ра­же­ния ее и уви­дел Тур­ге­нев. Тур­ге­не­ва пред­ста­ви­ли По­ли­не Ви­ар­до со сло­ва­ми: «Это мо­ло­дой рус­ский по­ме­щик, слав­ный охот­ник и пло­хой по­эт». По­том «пло­хо­го по­э­та» на­зо­вут но­ва­то­ром в ли­те­ра­ту­ре за со­з­да­ние но­во­го жан­ра «сти­хи в про­зе», а По­ли­на на­пи­шет не­сколь­ко ро­ман­сов на его сти­хи.

Мо­мент встре­чи стал пе­ре­лом­ным для пи­са­те­ля. Он со­шел с ума, как ис­тин­ный влюб­лен­ный, все­рь­ез и на­дол­го. По­ле­те­ли к чер­тям все пла­ны и са­мо­лю­бие. До­ма, в име­нии, ос­та­лась дочь от кре­сть­ян­ской де­вуш­ки Ани­сьи, на ко­то­рой Тур­ге­нев хо­тел же­нить­ся до встре­чи с По­ли­ной. Ме­та­ла гро­мы и мо­л­нии ма­туш­ка, рев­но­вав­шая сы­на к «пе­ви­ч­ке». Во вре­мя пу­те­ше­ст­вия по Ев­ро­пе пи­са­тель на­дол­го за­дер­жал­ся в Па­ри­же, где жи­ла се­мья Ви­ар­до. Он сми­рен­но при­нял сча­ст­ли­вое за­му­же­ст­во сво­ей Дуль­си­неи, не­воз­мо­ж­ность их ро­ма­на, на­у­чил­ся че­рез си­лу улы­бать­ся Луи Ви­ар­до, му­жу По­ли­ны, и под­ру­жил­ся с их до­че­рью. Сте­с­нен­ный в сред­ст­вах (мать от­ка­зы­ва­лась вы­сы­лать Тур­ге­не­ву не­об­хо­ди­мые сум­мы де­нег), он пе­ре­се­лил­ся в дом Ви­ар­до. Су­п­руг По­ли­ны по­ощ­рял друж­бу же­ны с пи­са­те­лем.

Читайте также:  Для тех, кто соскучился по шикарной классической литературе

Не­смо­т­ря на скром­ные сбе­ре­же­ния, рус­ский по­ме­щик тра­тил все свои день­ги на се­мью Ви­ар­до. Да и его пи­са­тель­ская сла­ва, на­би­рав­шая обо­ро­ты, при­ят­но ще­ко­та­ла са­мо­лю­бие фран­цу­за. Вот толь­ко Тур­ге­не­ву бы­ло не­слад­ко, он по­ни­мал всю бре­до­вость си­ту­а­ции. В све­те на них смо­т­ре­ли стран­но, сам он чув­ст­во­вал се­бя де­ко­ра­тив­ной со­ба­ч­кой при хо­зяй­ке, ра­ди бла­го­склон­но­го взгля­да ко­то­рой го­тов ви­лять хво­стом. Но ра­зо­рвать эту за­ви­си­мость бы­ло вы­ше его сил. Осо­бен­но его при­вя­за­ла к По­ли­не ее го­тов­ность удо­че­рить не­за­кон­ную дочь Тур­ге­не­ва, с ко­то­рой до­ма об­ра­ща­лись как с кре­по­ст­ной. В по­ры­ве чувств он да­же по­ме­нял имя де­во­ч­ки с Пе­ла­геи на По­ли­нет (в честь По­ли­ны). По­ли­нет при­вез­ли в Па­риж, она ро­с­ла в до­ме Ви­ар­до до со­вер­шен­но­ле­тия, но осо­бой бла­го­дар­но­сти к По­ли­не не ис­пы­ты­ва­ла, счи­тая ее ви­нов­ни­цей на­тя­ну­тых от­но­ше­ний с от­цом.

А что По­ли­на? По­хо­же, ей бы­ло про­ще всех уча­ст­ни­ков се­ри­а­ла. Она ми­ло­ст­ли­во при­ни­ма­ла уха­жи­ва­ния зна­ме­ни­то­го по­клон­ни­ка, с удо­воль­ст­ви­ем уча­ст­во­ва­ла в его судь­бе, бла­го это не со­ста­в­ля­ло осо­бых уси­лий. Кое-где в вос­по­ми­на­ни­ях со­в­ре­мен­ни­ков мель­ка­ют на­ме­ки на воз­мо­ж­ную бли­з­кую связь с Тур­ге­не­вым, не­что ра­зо­во-по­ощ­ри­тель­ное, но эти све­де­ния не­до­с­то­вер­ны. В днев­ни­ке пи­са­те­ля есть стро­ч­ки: «Это слу­чи­лось!» Что «это» — мо­ж­но толь­ко до­га­ды­вать­ся. Из­ве­ст­но лишь, что в 1853 го­ду рос­сий­ские вла­сти вы­ка­за­ли силь­ное не­до­воль­ст­во не­к­ро­ло­гом Тур­ге­не­ва на смерть Го­го­ля и за­пре­ти­ли ему вы­ез­жать из ро­до­во­го име­ния. Пи­са­тель и пе­ви­ца ока­за­лись вы­ну­ж­ден­но раз­лу­че­ны. А ко­г­да По­ли­на при­е­ха­ла с кон­цер­та­ми в Пе­тер­бург и Тур­ге­нев, силь­но ри­с­куя, сбе­жал к ней в сто­ли­цу, то вы­яс­ни­лось, что за вре­мя раз­лу­ки при­вя­зан­ность пе­ви­цы к пи­са­те­лю за­мет­но умень­ши­лась.

«Ве­ли­ко­леп­но бе­з­о­браз­на». А сводила с ума великого писателя

Тур­ге­нев по­пы­тал­ся ус­т­ро­ить свою ли­ч­ную жизнь с 18-лет­ней до­че­рью сво­его ку­зе­на. Но гля­дя на ее юное ли­цо, по­сто­ян­но вспо­ми­нал По­ли­ну, при­знал­ся в сво­их раз­дво­ен­ных чув­ст­вах и от­ме­нил свадь­бу. По­с­лед­нюю по­пыт­ку об­за­ве­с­тись семь­ей он пред­при­нял за че­ты­ре го­да до смер­ти. Из­бран­ни­цей ста­ла мо­ло­дая ак­т­ри­са Ма­рия Са­ви­но­ва, ее не пу­гал со­лид­ный воз­раст же­ни­ха, раз­ме­няв­ше­го ше­с­той де­ся­ток. Пе­ред свадь­бой они от­пра­ви­лись в Па­риж и ос­та­но­ви­лись в до­ме, где ко­г­да-то жил Тур­ге­нев. Увы, там то­же все на­по­ми­на­ло о По­ли­не. Свадь­ба рас­стро­и­лась.

Читайте также:  Цель написания книги Откровение

В тот же год вра­чи об­на­ру­жи­ли у Тур­ге­не­ва рак, он был про­опе­ри­ро­ван в Па­ри­же, ря­дом с ним на­хо­ди­лась По­ли­на, ко­то­рой он ди­к­то­вал по­с­лед­ние пись­ма и рас­ска­зы. На­вер­ное, в по­с­лед­ние ми­ну­ты жиз­ни он был сча­ст­лив, по­то­му что уми­рал на ру­ках у лю­би­мой жен­щи­ны.

«Ве­ли­ко­леп­но бе­з­о­браз­на». А сводила с ума великого писателя

По­ли­на Ви­ар­до пе­ре­жи­ла пи­са­те­ля на 27 лет. Не­смо­т­ря на все свои да­ро­ва­ния и об­ра­зо­ван­ность, она во­шла в ми­ро­вую ис­то­рию как му­за ве­ли­ко­го рус­ско­го пи­са­те­ля. В ста­ро­с­ти По­ли­на осо­бен­но лю­би­ла рас­ска­зы­вать вну­кам о зна­ком­ст­ве с Тур­ге­не­вым, ин­ту­и­тив­но чув­ст­вуя, что имен­но эти от­но­ше­ния оп­ре­де­ли­ли цен­ность ее жиз­ни: «Он был на­сто­я­щим бо­га­ты­рем, мо­гу­чим, вы­со­ким, се­дым кра­сав­цем, с бе­ло­сне­ж­ной бо­ро­дой и ос­ле­пи­тель­но-си­ни­ми гла­за­ми…»

Еще про некрасивую, но счастливую женщину ТУТ

Лариса Щебренко (с) "Лилит"

Источник

Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий