Скверна одаренных людей – писатель-мизогин Толстой

Книги

3 дня назад666 прочитали4,5 мин.776 просмотров публикацииУникальные посетители страницы666 прочитали до концаЭто 86% от открывших публикацию4,5 минуты — среднее время чтенияОдаренные люди нередко оказываются, мягко говоря, очень проблемными с точки зрения их человеческого содержания. Часто это в принципе два разных таланта – что-то создать и быть хорошим человеком. Нужно ли закрывать глаза на скотское поведение ради таланта, прощая все таланту? Нет. И возмущаться "зачем мне эта информация про гения? не хочу знать! Главное – творчество! и вообще нельзя к одаренности подходить с человеческой меркой". Ну нельзя так нельзя, это выбор каждого. Но это не значит, что нужно запретить информацию, которая бросает тень на предполагаемо светлый образ деятеля искусства, науки и техники, ну или еще чего-то там. А вот если эта информация мешает восприятию произведений, созданных человеком, это уже другой вопрос. У кого-то получается разделять человека и его творчество, признавать, что творчество прекрасно, а человек был полным отстоем. У кого-то так не получается. Но должен быть выбор, знать или не знать, должен быть выбор и у пострадавших от деяний таланта говорить об этом.

Известно, как великий писатель Лев Толстой относился к своей жене. Отвратительно относился, потому что сам был таким человеком. Мизогин, озабоченный сверх меры половым вопросом и собственной половой реализацией, не могущий спокойно смотреть на женщин (до определенного возраста собственного полового бессилия), ненавидящий их за это (хотя проецировать на них свою темную сторону за ним не заржавело, это от большой личностной развитости, надо полагать). Эгоист до мозга костей, но думающий якобы о будущем человечества – как в анекдоте про то, что досок для ремонта колхозного сарая все равно нет, поэтому на собрании принято решение думать о строительстве коммунизма во всем мире. Так и Толстой – неважно, что загибается от страданий беременная жена. Дура она и есть дура, сама виновата. И вообще, что там может баба страдать – она все придуривается, не сравнить ее страдания с его моральными муками! Как подумает о человечестве, сразу больно на душе становится, и даже кровь от чресел откатывает, а это точно признак глубокого страдания.

Читайте также:  4956. «ЭЗОП»…

Скверна одаренных людей - писатель-мизогин Толстой

Толстой выбрал себе жену исключительно для того, чтобы пустить в расход, самую наивную и добрую из сестер Берс. Младшая Таня, с которой списан образ Наташи Ростовой, была довольно активной и сопротивляющейся, покорности с нее было особо не дождаться. Старшая Лиза казалась суровой и думающей. А средняя Софья – самое то, чтобы пользовать и делать, что хочется. Так решил великий писатель-мизогин, и сделал предложение Софье, предварительно слегка ее идеализировав. Наивная чистая девушка решила, что это и есть любовь. Ну и с ее стороны тоже была идеализация – дескать, какой великий писатель, какой духовный. Если бы юная Соня присмотрелась с точки зрения здорового эгоизма хотя бы к внешности Толстого, то решила бы, что такой страшнючий косорылый мужчина мало годится для ее невинности.

А дальше больше. Условная "брачная ночь" в карете – надо же понять Левушку, это у него уже два дня не было женщины, он так воздерживался перед свадьбой, а жена должна понять и принять. Разруха, с которой столкнулась восемнадцатилетняя жена в "Ясной поляне" – даже постельного белья не было (гений спал на грязных матрасах), посуды, вместо столовых приборов – солдатские ложки, о чем Соня писала своим родным. Это до какой степени надо быть прожженным циником, чтобы жить как свинья – ну сам то ладно, но чтобы сюда же бросить юную жену – как на амбразуру – дескать, разбирайся, щас вместе в хлеву заживем, только ты еще рожать будешь все время в этой антисанитарии, ведь крестьянские бабы как-то справляются.

Скверна одаренных людей - писатель-мизогин Толстой

Параллельно с этим жена еще и стала своеобразной мусорной корзиной, выполняла функцию контейнирования, как это сейчас называется в психологии. Все негативные эмоции писатель направлял в адрес жены, опорожнится – и снова за письменный стол. Очень удобно. Ведь, как он заявлял "наслаждение, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины". Самое лучшее от мужчины – имелось ввиду заунывное морализаторство и плоды самолюбования от своего величия и особой духовности. Ну и худшее тоже – нытье и злость, плоды самобичевания. Впрочем, последнее тоже Толстой почитал за лучшие проявления мужчины.

Читайте также:  10 лучших книг с открытой концовкой 📚

Ну и одновременно Софья Андреевна еще делала огромную кучу работы – управление поместьем, почти беспрерывное рождение детей, переписывание трудов мужа, который заставлял ее все время переписывать их, а не выдавал какой-то уже более менее окончательный вариант. Постоянные обвинения в том, что она какая-то не такая, сливание в нее как в помойное ведро всех своих мук, а ей самой мучиться было запрещено – улыбайся и делай вид, что все хорошо, гению же служишь. Вот к чему такое служение гению? Не было бы писателя Льва Толстого без его жены, которая стала идеальным расходником для него. А взамен получила упреки, претензии, осуждение общественности и т.п.

Муж издевался, как мог, под конец жизни Софья скажет, что имела в его лице либо любовника, либо судью. Т.е., либо половой объект, либо предмет для издевательств. Личные желания ее не брались в расчет, потому что – это же ему невыгодно: "Я намекнула, было, что мне хотелось бы съездить на представления опер Вагнера в Петербург, но на меня Лев Николаевич за это излил такой злобный поток упреков, так язвительно говорил о моем сумасшествии касательно моей любви к музыке, о моей неспособности, глупости и т. д., что мне теперь и охоту отбило что-либо желать".

Ах да, это такой писатель-гуманист, знаток человеческих душ, гений же. А на самом деле, литературно одаренный (этого не отнять) – физиологически озабоченный, эгоист, с полным отсутствием нравственного чувства и любви-сочувствия к ближним в душе, думающий только о своем величии, якобы страдающий за все человечество, отъявленный женонавистник. С каким удовольствием ожидал смерти жены, не давая согласие на операцию – приехавший доктор был поражен… Впрочем любовь Толстого к смерти – отдельная история.

Читайте также:  Вернер Клемке. Книги на немецком (ГДР). Часть 2

Если он и страдал, то только от того, что не мог принять себя как человека, принять свои низшие проявления. Поэтому щедро ими одаривал других, особенно жену, а сам себя видел величайшим мучеником. Ну а что – хорошо устроился, за чужой счет.

Скверна одаренных людей - писатель-мизогин Толстой

Источник

Об авторе
Об авторе
Давно пишу статьи в журналах на разные тематики. Во время карантина захотела поделиться своим экспертным мнением для более полезного времяпровождения дома. Отдыхайте вместе со мной.

Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий