Козлиха (повесть). Глава 26

Книги

Козлиха (повесть). Глава 26

Предыдущую главу можно прочитать здесь

Купить книгу "Козлиха" на Ridero

СТАС

Две недели Сашка жила в каком-то странном состоянии. Как-будто что-то, приросшее к Артему, а теперь оторванное, болело и кровоточило внутри. Несколько раз она почти решалась пойти в качалку, чтобы слезно каяться в своей дурости на глазах у любопытных, глумливых пацанов со штангами. Но не сделала этого. Она терпела. Никто ей не звонил, никуда не звал. Сашка пару раз заходила к Ворониной, надеясь облегчить разговором душу. Но и та ее избегала и тусовалась где-то со своей новомосковской подругой. Даже дворовые вдруг куда-то пропали. И Сашка, с тоской выглядывая каждый вечер в окно, видела только пустой стол под фонарем или каких-то незнакомых мужиков, стучавших костяшками домино и матерившихся на весь двор. Все бросили ее. Хотя, скорее, это она всех бросила. А пока гуляла сама по себе, про нее все забыли. После наполненных волнениями и событиями дней эти две недели были настолько пустыми и скучными, что Сашке казалось — жизнь кончена, и теперь уже навсегда будут эти тоска и одиночество. Она во всем винила себя, считала себя ужасно глупой, никчемной и некрасивой, настолько отвратительной, что даже друзья отвернулись от нее. Да и была ли она достойна дружбы? Любви? Быть может то, как поступил с ней Денис — заслуженно и справедливо. Она подумала даже, что лучше было бы покончить с собой, фантазии и размышления о смерти доставляли ей горькое, злорадное наслаждение.

Однажды она позвонила Стасу. Он ответил привычным:

— Я вас алло!

— Привет. Это Саша.

— О! Привет, красотка. Какими судьбами?

— Очень надо поговорить с кем-нибудь.

— Значит, я для тебя кто-нибудь? — притворно обиженно сказал он.

— Ой, ладно тебе. Как будто ты сидел и ждал, что я позвоню. Кстати, ничего, что я звоню? Не мешаю?

— Сладенькая, как ты можешь помешать?

— У тебя же девушка. Как у вас, кстати, с ней?

— Так же.

— Ясно. По-прежнему изменяешь.

— Не изменяю, а оттачиваю мастерство. А у тебя как с твоей девственностью?

— Не спрашивай. Сплошные проблемы.

— Я же тебе говорил!

— Похоже, ты был прав.

— Ну, если что, ты знаешь, к кому обратиться. Обещаю, будет приятно и никаких последствий.

— Какой же ты циник…

— Я реалист.

— Я тут недавно листала книжку эротическую, там написано, что японки отводят своих дочерей к опытному дефлоратору. За деньги. Или, наоборот, продают их девственность, — сказала Сашка равнодушно, хотя разговор волновал ее. — Может, мне тоже кому-нибудь продаться? Или заплатить?

— Зачем платить? Я все сделаю бесплатно.

Возникла пауза, во время которой Сашка вдруг подумала: а что, если…

— Ладно, хватит об этом, — отрезала она.

— Почему? Мне нравится. Я возбуждаюсь.

— Прекрати!

— Как скажешь.

Они потрепались еще о чем-то незначительном и скучном, но Сашка быстренько закруглила разговор и попрощалась. Ей хотелось поразмышлять всерьез о предложении Стаса. Она открыла свой дневник, разделила страницу в клетку на два столбца, подписав их «за» и «против». Задумчиво покусывая кончик ручки, она переводила взгляд с пыльного стаканчика с фломастерами на стопку книг. Сверху лежал огромный том «Сказки народов мира», который Сашка раньше читала перед сном. Но сейчас ей было не до сказок. Она напряженно взвешивала на весах рациональности все «против» и «за».

Читайте также:  Евсей и Ада. Эпилог

««За»: я, наконец, избавлюсь от этой проблемы».

««Против»: разве это такая уж проблема?»

«Это уже давно стало проблемой. Если бы не эта дурацкая девственность, может, не получилось бы все так глупо с Денисом».

«А как получилось бы?»

«Да просто получилось бы! Между нами возникло бы что-то новое, настоящее».

«Но знать этого точно ты не можешь».

«И это, кстати, еще один довод «за». Узнаю, что такое секс — буду понимать, что он меняет в отношениях мужчины и женщины. Вдруг, именно так запускается настоящая любовь?»

«Глупо».

«Да, глупо. Но надо же что-то делать…»

«Какие доводы «против»? Со Стасом я ничем не рискую, никаких обязательств, встретились, сделали и разбежались».

«Предположим, тебе понравится, и ты влюбишься в него».

«Исключено. Он глуп и самонадеян».

«Ну хорошо. А если наоборот — не понравится?»

«Тем лучше. Главное, проблема будет решена. Единственное, что меня смущает, что он спит с Ващенковой. От этого как-то брезгливо».

«Все они постоянно с кем-то спят. И ты сама через некоторое время будешь с кем-то спать после того, как уже спала с другими. Да и вообще, все это взаимное проникновение — довольно физиологичная и нечистоплотная фигня. Но мы так устроены…»

«Обязательно надо купить презерватив».

«Значит, решено?»

«Видимо, да!»

Она взяла трубку телефона и торопливо, чтобы не передумать, набрала Стаса.

— Алло.

— У тебя есть презерватив?

— Ого! Это значит…

— Есть или нет, спрашиваю? Да или нет?

— Конечно, есть.

— Тогда я приду.

— Прямо сейчас?

— Ну да. Чего откладывать-то? Ты же один?

— В общем-то, да…

— Ты, как будто, не уверен.

— Я растерялся. Такой напор…

— Так мне приходить?

— Да, да. Конечно.

— Давай адрес.

— Дом «Санта Барбара». Знаешь? Первый подъезд, квартира сорок два.

— Буду через час, — и она грохнула трубкой по телефону.

Готовилась она тщательно. Эта часть была ей уже знакома: быстро помылась, оделась так же, как тогда на встречу с Денисом, собрала волосы в тугой хвост (она шла не на романтическое свидание, а на деловую встречу), взяла деньги, которые давал еще Киса, на всякий случай выгребла из хрустальной вазочки мелочь и вышла из дома.

Был полдень. Солнце жарило по-особенному зло. Сашка, почти не отдавая себе отчета, в каком-то угаре отчаянного решения, которое нужно довести до конца, влетела в универсам «Магнит» и купила у толстой сонной продавщицы бутылку шампанского и дешевую коробку конфет.

Идя по тротуару к «Санта-Барбаре» — дому, который прозвали так за нарисованные на нем разноцветные, вылинявшие арки, — Сашка старалась не думать. Ей было жарко, по лицу стекали капли пота, и она утирала их тыльной стороной ладони, жалея о том, что не взяла носовой платок. Какое-то нудное и настойчивое волнение заставляло сильнее биться сердце, и, чтобы успеть за его разогнавшимся ритмом, Сашка ускоряла шаг, перекладывая из руки в руку ставший вдруг тяжелым пакет.

Взбежав на четвертый этаж, Сашка несколько минут стояла у двери. Она понюхала, чуть оттянув, свою шифоновую блузку, под мышками, отряхнула зачем-то сарафан, несколько раз глубоко вдохнула, выдохнула и села на грязную ступеньку, рядом с плевком, пристроив на коленях пакет с бутылкой и конфетами.

— Итак, я здесь, — сказала она вслух и испугалась своего гулкого в пустом подъезде голоса. «Еще можно уйти», — подумала она. И тут дверь Стаса открылась.

Читайте также:  Почему вы читаете дрянь? или очень пионерский журнал "Пионер" за 1930 год

— Оп-па-а! А ты чего здесь сидишь?

— Не могу решиться нажать на звонок.

— А он у меня не работает. Заходи. Я в магаз за шампусиком.

— У меня есть, — Сашка тряхнула пакетом.

— Ну ты даешь! У меня такое ощущение, что меня соблазняют.

— Так и есть, — Сашка вошла в его квартиру, богато обставленную тяжелой, нависающей темной мебелью.

— Туда иди, — он показал в сторону гостиной, — я сейчас.

Комната по расположению «стенки», мягкой мебели, аудио-видео системы —очень напоминала гостиную в квартире Дениса. Только книг не было. И диван оказался не кожаный.

Сашка выставила на журнальный стол бутылку и коробку, по-хозяйски обошла комнату, но взгляд ни за что не зацепился. Ей как будто не хотелось ничего здесь запоминать. Потом она заглянула в открытую дверь спальни и улыбнулась: деревянная полутораспальная кровать обклеена вкладышами от жвачек «Турбо», полки над письменным столом заставлены моделями танков и гоночных машинок — спальня десятилетнего мальчишки. На аккуратно застеленном покрывале сидел плюшевый кот. Все было чисто убрано и расставлено по местам.

— Нормально? — спросил Стас, подойдя сзади и обнимая Сашку за плечи. Она невольно дернулась.

— Да, хорошо. Ты один здесь живешь?

— Родители недавно купили мне эту квартиру.

— А кто убирается?

— Сам.

— Да ты чистюля!

— Не выношу грязь.

Они вернулись в гостиную. Сашка присела на край дивана. Стас, ничего у нее не спрашивая, включил телевизор, открыл шампанское, разлил его по бокалам.

— Мне, наверное, лучше как следует напиться, — предположила Сашка.

— Держи, — он протянул ей бокал, они чокнулись, она сделала большой, поспешный глоток и закашлялась.

— Ну-ну, не спеши так.

— Вкусно, — сказала Сашка, аристократично держа бокал за тонкую ножку и рассматривая его на свет. Пузырьки весело бежали вверх струйками. Сашка отпила половину бокала и сразу захмелела. Стас, как-то похабно улыбаясь, рассматривал ее. Его лицо показалось Сашке растерянно-туповатым.

— Где ты будешь лишать меня девственности? Здесь на диване или в детской?

— Почему в детской? — обиженно спросил он.

— Ты бы еще погремушку повесил на кровать, — Сашка отпила еще и потянулась поставить бокал на стол, но тонкая ножка, ускользая, вывернулась из пальцев, и остаток шампанского выплеснулся на стекло стола.

— Эй, эй, эй! Давай только не буянить. Напилась — веди себя прилично! — Стас выскочил из комнаты и, вернувшись с тряпкой, тщательно вытер стол.

— Простите, — презрительно сказала Сашка.

Позже, пока он, включив воду, что-то долго делал на кухне, Сашка разделась догола и легла в кровать. Она накрылась с головой пахнущим стиральным порошком одеялом и ждала. Было слышно, как Стас несколько раз позвал ее, потом затих телевизор, и по звуку стукнувшейся о стену двери она поняла, что он в комнате.

— Раздевайся и делай свое дело, — приказала она, не высовываясь из-под одеяла.

— Ладно, — звякнул ремень, раздался звук расстегиваемой молнии, послышалось какое-то копошение и сопение. Он попытался откинуть одеяло, но Сашка крепко держала край.

— Не поднимай, — крикнула она. — Залазь так. И глаза закрой.

— Как с вами сложно, дамочка, — но он послушно залез под одеяло, пихнув ее плечом к стене. Сашка подвинулась и снова выпрямилась, прикрыв грудь руками. Оба лежали неподвижно.

Читайте также:  Как судьба «отомстила» Дантесу за Пушкина

— Так и будем лежать? — спросила Сашка из-под одеяла.

— Может, ты хоть лицо откроешь? — спросил он.

Сашка осторожно, как черепаха из панциря, высунула из-под одеяла голову и сощурилась от яркого дневного света.

— Ладно, — смирилась она. — Целуй меня, — и, зажмурившись, подставила губы. Стас начал ее старательно целовать. Сашка напряженными, бесчувственными губами невпопад отвечала. Стас гладил ее тело, нырял под одеяло и что-то там тоже целовал. Одеревеневшая Сашка только послушно перемещала требуемые части тела: убрала руки с груди, чуть раздвинула ноги, слегка отодвинулась от стены, когда он лег сверху. И ждала. Стас нервно и часто вздрагивал, суетился, но с ней ничего не происходило.

— Со мной такого никогда не было, — с отчаянием сказал Стас.

— Что такое?

— Не стоит!

— Что же делать? — спросила Сашка и посмотрела на красное сосредоточенное лицо Стаса. У него по-детски вывернулась нижняя губа.

— Я могу чем-нибудь тебе помочь? — спросила она его.

— Сейчас все будет нормально, сейчас, — он усердно дергал внизу рукой. — Вот, вот. Ложись!

Сашка послушно легла, но у него опять ничего не получалось. Минут десять она терпеливо ждала и почему-то вдруг подумала, что хорошо бы на ужин испечь торт: бисквит с шоколадной глазурью и фруктами, только, кажется, дома кончилось какао — надо купить по дороге домой, оно не может стоить дорого, оставшихся денег хватит.

— Со мной такое впервые. Он не хочет стоять, — плаксивым голосом пожаловался Стас.

— Я, наверное, пойду? — стараясь не показаться обиженной, беспечно сказала Сашка.

— Это все из-за тебя! Ведешь себя, как мужик. А я не могу так.

— Можешь выйти из комнаты? Я оденусь, — равнодушно попросила она.

Стас, блеснув голым задом, вышел за дверь.

Сашка натянула трусы, надела лифчик, блузку и сарафан, вышла в гостиную и, взяв со стола конфету, засунула ее целиком в рот. Странная обида — непонятно на что или на кого — схватила ее за горло, хотелось спрятаться от всех, прихватив с собой эту коробку конфет, и есть их, пока не станет так приторно сладко, что горечь жизни покажется вновь желанной.

Стас вышел из душа в импортном махровом халате, обнял ее. Злость его, кажется, прошла, он смотрел виновато.

— Прости, сладенькая. Наверно, я не выспался. А еще я лекарство пью. Может, побочный эффект. В следующий раз получится.

— Не. Я решила остаться девственницей, — сказала Сашка. — Наверное, уйду в монастырь.

— Серьезно? — от удивления он упустил полы халата, они распахнулись, и стало видно небольшое гладкое брюшко, под которым болтался виновник сегодняшних огорчений. Сашка улыбнулась.

— Ты — сумасшедшая, — сказал Стас и по-дружески поцеловал ее в лоб.

— Спасибо, — кивнула Сашка и вышла за дверь.

Продолжение следует…

Купить электронную книгу "Козлиха" на Ridero

Купить бумажную книгу на OZON

Источник

Об авторе
Об авторе
Давно пишу статьи в журналах на разные тематики. Во время карантина захотела поделиться своим экспертным мнением для более полезного времяпровождения дома. Отдыхайте вместе со мной.

Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий