Еще одна глава из повести о том, как вдова и купец сблизились

Книги

9 апреляПосле смерти младшей дочери Хариту Игнатьевну как подменили. Она стала излишне подозрительной и вела себя как-то странно. К примеру, могла часами сидеть в беседке, до позднего вечера, объясняла это тем, что боится заходить в дом.

Еще одна глава из повести о том, как вдова и купец сблизились

Но и вечером Огудалова в дом не шла, а, укрывшись пуховой шалью, полулежала, скукожившись, в кресле-качалке и смотрела на темные окна.

Иногда, правда, на нее находило какое-то странное оживление, и тогда вдова велела прислуге заводить пироги, зажигать по всему дому свечи и даже наливала себе рюмочку. Но пирогов не ела, а приказывала раздать нищим и просить их помолиться за упокой души рабы Божьей Ларисы.

Позже же Харита Игнатьевна запиралась у себя в спальне и плакала.

Когда в дом к вдове захаживали редкие гости, такие, как купец Мокий Парменыч Кнуров, Огудалова просила подождать ее в гостиной, долго прихорашивалась перед зеркалом, которое после завершения туалета тут же закрывала плотной тканью, а чаще – переворачивала – береженого Бог бережет!

После трагической гибели Ларисы вдова и купец неожиданно для всех сблизились. И поползли слухи, что купец-миллионщик собирается отойти от дел и пожертвовать свое состояние какому-нибудь приюту, или же – что еще фантастичнее! – передать все деньги труппе какого-нибудь провинциального театра. Как бы то ни было, смерть барышни выбила Мокия Парменыча из привычной колеи. Он резко постарел, стал ниже ростом. И в нем уже трудно было узнать того блестящего, надменного вельможу, который часами просиживал в городской кофейне за чтением французских газет.

В доме купца, на самом видном месте, аккурат, под образами, хранился теперь портрет погибшей девицы. Поговаривали, что из-за этого самого портрета он пытался даже развестись с женой. Но вскоре убедил ее, что взять портрет его попросила…сама покойница!

Читайте также:  Угадаете книгу по обложке? Сложный тест по серии «Зарубежная классика»

– Мы смотрим на него (портрет) с Василием Данилычем, а он – мироточит! Словно икона. Будто говорит нам: «Не забывайте меня, господа, не забывайте, какую светлую душу погубили»…

При этих словах Мокий Парменыч плакал как ребенок и по-стариковски тряс головой. Развод пришлось отложить. А портрет в доме – остался.

Источник

Об авторе
Об авторе
Давно пишу статьи в журналах на разные тематики. Во время карантина захотела поделиться своим экспертным мнением для более полезного времяпровождения дома. Отдыхайте вместе со мной.

Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий