Дар самопознания: почему Генри Миллер и Эдуард Лимонов стали культовыми писателями

Книги

9 апреля

Дар самопознания: почему Генри Миллер и Эдуард Лимонов стали культовыми писателями

Вдруг откуда-то из юности возникла цитата Генри Миллера о том, что задумавший книгу писатель похож на беременную женщину. Опубликовала ее в соцсетях – и понеслось. Вот уже несколько дней читаю странные комментарии: "Разве же Миллер литература?", "Да кому это интересно?" Опустим вопрос о том, как себя чувствует автослесарь из Самары, взявшись вдруг скрывать покровы с Генри Миллера – уверена, что чувствует он себя большим знатоком литературы.

Если серьезно, то именно такие писатели, как Миллер, вызывают среди читателей особенный перехват дыхание. Потому что главное в любом человеке, помимо тяги к бессмертию, это умение познать себя, угадать себя и описать. Большинство людей, если вы будете спрашивать их откровенно и умеючи, даже не скажут, что они больше всего любят, какими себя видят, как хотят жить. Они не знают, как проводить время наедине с собой, одиночество для них – синоним несчастья, а отрыв от семьи и коллектива – самое страшное, что может быть в жизни, потому что без родни, друзей и коллег человек остается наедине с собой и им двоим вместе нечего делать. Для России, как и для любых не очень богатых стран, это особенно актуально: когда у людей нет выбора, нет надежд и перспектив, они боятся думать над тем, чего хотят – это больно, потому что заставляет упираться в стену, а человеку без надежд лучше стоять спиной к стене и ни о чем не думать.

Потому-то дар самопознания и самоприятия так ценится в подобных обществах. Да и в других – тоже.

Люди – закомплексованы, они боятся, не могут себя узнать. И боготворят тех, кто смог

Это высший дар: познать себя и суметь о себе рассказать хотя бы в дневниках. А если на весь мир, это это высочайшее счастье. Писателя, который обессмертил свое имя романами о вымышленных героях, могут больше читать, но их меньше обожают. Культовыми делаются писатели, обессмертившие себя самих. Это именно культ. Поклонение. Все хотят запечатлеть для истории себя. Чтобы потомки знали не только твое имя, но и – каким ты был, что ты любил, где обедал по пятницам. Это и значит по-настоящему себя обессмертить.

Больше всего интереса вызывают писатели, заставившие мир читать о себе. Они вызывают у обывателя зависть и нечто вроде оторопи, которая охватывает порой человека, вдруг обнаружевшего себя перед чужой вечной жизнью. Когда ты можешь рассчитывать от силы на восемьдесят пять, но трамвай может сбить тебя и в сорок, а в это время кто-то пишет о себе десятую книгу и всеми десятью зачитывается мир, это и есть ощущение маленького букашки, стоящего перед скалой, обессмертившей другого.

Читайте также:  ТОП-5 лучших книжек для чтения с детьми

Вот за это Генри Миллера и любят. Самопознание. Он сумел заставить мир вглядеться в себя. Взять за грудки, развернуть к себе и показать, что он не только сам себя до конца познал, но и смог написать о себя так, чтобы мир замер от восторга и зависти.

Лимонова точно по такой же причине любили. И Лимонов тоже, не попав в классики, сделался культовым писателем.

Культ – это выше. Культ – это когда тебя не только читают, но и считают небожителем

Думаю, что нынешний всплеск автофикшн в литературе – та же попытка схватить мир за полы пиджака (или халата?) и развернуть к себе. Крикнуть отчаянно: "Посмотри на меня, запомни, каким я был!" Писатели пишут о себя и своем опыте не только потому, что им не хватает мастерства с талантом выдумать новый мир – они хотят обессмертить именно себя. Чтобы мир помнил, какими они были. И, конечно, больше всего писатели завидуют тем, кто рассказать о себе сумел.

Еще: Как Лимонова съела псевдопуританская цензура

—————————————————————————————————

Источник

Об авторе
Об авторе
Давно пишу статьи в журналах на разные тематики. Во время карантина захотела поделиться своим экспертным мнением для более полезного времяпровождения дома. Отдыхайте вместе со мной.

Оцените статью
Дома нескучно
Добавить комментарий